Пушкин АС


Элегия 

Безумных лет угасшее веселье 

Мне тяжело, как смутное похмелье. 

Но, как вино — печаль минувших дней 

В моей душе чем старе, тем сильней. 

Мой путь уныл. 

Сулит мне труд и горе 

Грядущего волнуемое море. 

Но не хочу, о други, умирать; 

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать; 

И ведаю, мне будут наслажденья 

Меж горестей, забот и треволненья: 

Порой опять гармонией упьюсь, 

Над вымыслом слезами обольюсь, 

И может быть — на мой закат печальный 

Блеснет любовь улыбкою прощальной.



Свободы сеятель пустынный 

Свободы сеятель пустынный, 

Я вышел рано, до звезды; 

Рукою чистой и безвинной 

В порабощенные бразды 

Бросал живительное семя — 

Но потерял я только время, 

Благие мысли и труды… 

Паситесь, мирные народы! 

Вас не разбудит чести клич. 

К чему стадам дары свободы? 

Их должно резать или стричь. 

Наследство их из рода в роды 

Ярмо с гремушками да бич.

Отцы пустынники и жены непорочны

Отцы пустынники и жены непорочны,

Чтоб сердцем возлетать во области заочны,

Чтоб укреплять его средь дальних бурь и битв,

Сложили множество божественных молитв;

Но ни одна из них меня не умиляет,

Как та, которую священник повторяет,

Во дни печальные Великого поста;

Все чаще мне она приходит на уста,

И падшего крепит неведомой силой:

Владыко дней моих! Дух праздности унылой,

Любоначалия, змеи сокрытой сей,

И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,

Да брат мой от меня не примет осужденья,

И дух смирения, терпения, любви

И целомудрия мне в сердце оживи